четверг, 8 ноября 2012 г.

За рыжим лесом да отводной канал



Поехали мы как-то с Кодером по путевке сталкерского профсоюза в санаторий. Здоровье поправить, свежим воздухом подышать, пройти курс деанонизации.





Для девочек грибы/ягоды, для мальчиков абандон и прочие унылые ништяки из ЧЗО.





Я так люблю путешествовать! Так люблю! Но если глянуть на отчеты – то получается кроме ЧЗО я нигде и не бываю. Даже странно - я считала себя женщиной разносторонней. Ну не будем останавливаться на дурацком для меня вопросе –«зачем ты туда ездишь все время?», перейдем к водным процедурам.



Было нас несколько, обычно нас бывает двое или трое –ну чтоб было кому стакан подержать при наливе. А тут целая группа беженцев из холодных краев и тоже по путевкам. Так что были мы с Кодером - два запуганных хохла на весь заезд. Нового почти ничего не покажу. Но без впечатлений я оттуда никогда не возвращаюсь и что главное – они всегда разные.





Сразу доношу до внимания общественности вопрос о радиационной безопасности.
Конфаймент строят, все ОК, все путем.









Отводной канал – засыпают, ибо рыбы стали выпрыгивать на берег и нападать на людей.





Вообще-то я поехала туда потому, что хоть месяц назад и отдыхала, но жизнь такая стала, блин тяжелая, что и каша в голове, и глаза в мясо, и баттхерт – в общем все симптомы для поездки в санаторий. Ну а Кодер - молодец (с), потому что, потому, составил компанию и спасибо.



Не хочется напрягать вас длинным постом с кучей фотографий, а их действительно много – за три дня блуканий по рыжим лесам! Ну начнем пожалуй с сел. По длинной длинной дороге через рыжий рыжий лес, приехали мы в село.







Село это было условно жилое, то есть тут жили оставанцы. По последним сводкам здесь уже никого не осталось.
Но на поверку вышло так, что я притопала в совершенно жилой двор и стало как-то даже стыдно. Приперлася, никто тебя не ждал и стоит тут фоткает. Я и убралась восвояси.





Первый признак жилья в этих местах - это наличие питьевой воды. Как я писала ранее – все колодцы были засыпаны/уничтожены, именно чтобы предотвратить возврат людей в свои дома. В Полесском, например, один колодец на всю общину.







Мы зашли в один дом, где еще недавно жили люди, и печка цела и вещи. И уже кто-то хозяйничал здесь не стесняясь. Чуть позже мы заехали в гости к одной семье оставанцев. Как порядочные – сперва позвонили, спросили что привезти и на ночь глядя приперлись, как татары.



Всегда обращаю внимание на детали быта в этих домах. мы то живем и быт меняется вместе с нами, и иногда с удивлением узнаем какую-то вещь 20ти летней давности. Здесь же время остановилось.





Вот так выглядел жилой дом в 1986 году.







Сени, из них выход в кладовую и комнатку для живности, которую на зиму забирали к себе, поближе к теплу.



Комната с грубой (печкой) здесь и готовили и спали. На печи – место самое жаркое, возле печи – пил, настил из досок, где спала вся семья по лавкам. Вторая комната обогревается отдельной грубой.







Нехитрая селянская еда….







Вот так выглядели дома после эвакуации населения в 1986 году.



А вот так они выглядят сейчас. Чисто, пусто и только ветер играет остатками занавесок.











А это панский домик. Почувствуйте разницу, так сказать. Если в сельских хатах сени и максимум две комнаты. То здесь мы насчитали пять комнат, отдельный санузел и ванную. Такой вот дом с резным палисадом, какой-то городской фыфки.








 

Ну да, пофиг – всем один конец. Нашли прекрасное





Заехали на ферму. Вернее на полевую базу отдела радиоэкологии и радиобиологии животных. Она работала довольно долго. Но и этот бастион пал – двери уже были взломаны. А еще два года назад домик держался.













Немного прогулялись по косе. Пруд-охладитель ну очень огромный, с воздуха это лучше видно.







Смотришь – волна. Присматриваешься – какие-то утки.





Ночевали бухали и разлагались на фотоэлементы в гостинице в Чернобыле. В общем за три дня сквозняком странствий повыветрило мою дурную головушку. Это так удивительно - находясь в ЧЗО я отключаюсь от всего мира. Я не вспоминаю о семье, о работе, делах – ни о чем. Из памяти стирается все и хорошее и плохое. И когда возвращаешься домой то устанавливаешь в эту голову только нужные приложения и – андроид вперде!



Ну еще немного Припяти покажу, то что вы не видели. Например колхозный рынок.







Меня почему-то сразу потянуло в подвалы искать цех по разделке мяса. Не сомневайтесь – нашла.







Но мох – он же красивее, правда?







– Это склисс. Он ничей.







И опять подвалы, где хранится неведомая фонящая хуйня. Я не пошла! А наш Кодер молодец.







Облепиха в этом году уродила на славу. И мох.







Опять подвалы. Только это медсанчасть. Некоторые вещи ликвидаторов до сих пор лежат тут, фонят. А я вспомнила, как здорово было в катакомбах и куда-то ушла и выключила свет. Иногда полезно – потеряться и постоять в темноте. Остатки мозгов выносит напрочь.











О, хотите прекрасное? Яхт-клуб например. Да, был и такой в Припяти.







Шо некрасиво? Ну тогда мох.







Еще зашли в градирню. В жизни отдыхающих есть традиция: зайти в градирню, встать в центре и от души гаркнуть слово МИР, что мы и сделали.




...и эхо долго разносило слово хуй по полуострову.

Подумалось. Когда умирают молодые люди, всегда думаешь, что они бы прожили хорошую, достойную жизнь. Добились бы многого, стали бы прекрасными, умелыми и востребованными новыми людьми. Состарились в мудрости и окружении любящей родни… Ну в общем думаешь – все у них было бы заебись. На самом деле, конечно жизнь гавно унылое, с редкими вкраплениями желтого и рыжего. Но вот Припять, она же умерла молодой, и выглядит сейчас, будем честны - не позитивно. Но она блять прекрасна, и будет прекрасна даже с разрушенными домами, заросшими дворами и стадионами – потому что она молодая, и останется молодой навсегда.



Спасибо за внимание, фотки я подписала. Ох, что-то разнервничалась, пойду пожалуй схожу на «Тайны тела»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Посмотреть случайный пост

Новое